Пролог - Владимир Рубцов

Пролог

Бог Уно хранит империю Уни. В давние времена премудрый Бог сотворил империю собственной всевластной волей. Он сделал её на благо людям и повелел Дочери Собственной Уни сойти с небес и стать душой империи. Он Пролог - Владимир Рубцов отдал Ей наказ хлопотать о людях, наставлять их на пути добра. Для этого Он отдал Уни опытные законы. Исполняя их, люди могли бы достигнуть многого, очень многого. Но Уно не желал, чтоб Пролог - Владимир Рубцов люди были только послушливыми игрушками в его руках. Чтоб они по-настоящему обладали свободой, он отдал им её. Воля человека осталась свободной как птица и могла лететь ввысь навстречу собственному Богу Пролог - Владимир Рубцов либо падать в темную пучину, где в клокочущей ярости обитали силы Зла.

Уни, будучи бессмертным духом и хранительницей законов, исконно обитала в Зоне Запрета. Она одушевляла империю, потому знала обо Пролог - Владимир Рубцов всём, что творится в хоть какой части её огромного тела. Всякий, преступивший закон, в какой-то момент испытывал на для себя справедливый гнев Уно. Бесчестные люди неизбежно становились заложниками собственных собственных пороков Пролог - Владимир Рубцов, которые в один прекрасный момент увлекали их за собой в бездонную пропасть Зла. Никто не мог ослушаться законов Уно и остаться безнаказанным, даже сам правитель.

Периодически, когда над империей сгущались тёмные тучи, находился смелый человек Пролог - Владимир Рубцов с хорошим, незапятнанным сердечком, которому волею Уно раскрывалась дорога в Зону Запрета. Там в горном святилище, где обитал дух империи, хранился магический посох справедливости и мудрости — знаменитый Оа Зиис. Взять Пролог - Владимир Рубцов посох с хрустального алтаря просто так и уйти было нереально. Смельчак, отважившийся добыть посох, получал его из рук самой Уни, если был достоин этого.

Отыскать Оа Зиис предначертано было далековато не каждому. Только Пролог - Владимир Рубцов избранный мог преодолеть все тесты. Добывший посох пускался с ним в оборотный путь, чтоб вручить его злодею-императору. Горе тому, кто попробовал бы встать у него на пути.

То, что Пролог - Владимир Рубцов было далее, легенда популярная в Уни каждому мальчику либо девчонке мудро умалчивает. Только немногие старенькые священники из Верховного Святилища Уно знают эту тайну, и их долг — сказать её императору, творящему беззаконие. Это эффективная Пролог - Владимир Рубцов мера, благодаря ей часто удавалось вразумить зарвавшегося правителя. Но если и это не поможет оградить обитателей империи от возмутительного императивного произвола, тогда перед королем, ступившим на путь зла, в конце концов, должен Пролог - Владимир Рубцов показаться избранный и вручить ему зияющую справедливость — Оа Зиис. Так говорит легенда.

В последний раз это было так издавна, что сегодняшние обитатели империи заговаривали об Оа Зиисе, разве что как о Пролог - Владимир Рубцов хорошей притче, в какой Зло обязательно бывает наказанным. Но притча эта звучала всё почаще и почаще, невольно рождая в душах людей призрачную надежду. А единственной предпосылкой всеобщего оживления дискуссий о магическом посохе было то, что Пролог - Владимир Рубцов невидимый узкий ручеёк Зла вновь проник в императорский дворец, и неприметно за его стенками образовалось целое тёмное озеро. Ещё мало и Зло ринется через края дворцовых стенок, растекаясь по Пролог - Владимир Рубцов империи неумолимым ожесточенным потоком. Тогда и приостановить его сумеет только избранный, сжимающий в собственной руке Оа Зиис.

Да, жутко стало жить в империи Уни. Никто из мирных обитателей не мог толком сказать, когда Пролог - Владимир Рубцов отлично налаженная, счастливая жизнь оступилась и, колченогая всё посильнее, заковыляла по издавна позабытому скользкому пути. Об этом знал только один первосвященник Веро, на долю которого за последние девятьсот лет выпал незавидный жребий Пролог - Владимир Рубцов — открыть императору Таллию из династии Таллов тайну справедливости Оа Зииса.


1


Хижину гура всегда строят на окраине империи, чтоб его воспитанники не могли разговаривать с законнорожденными. Это старый обычай, а обычаи и Пролог - Владимир Рубцов законы главнее всего в империи Уни. Перед ними типо бессилен даже сам правитель Таллий, хотя ни один из его подданных не стал бы спорить по этому поводу даже на медный грош. На то Пролог - Владимир Рубцов в ближайшее время были свои предпосылки, но всему собственный черёд.

В то время, о котором идёт речь, у гура Соло осталось всего двое воспитанников. Или граждане Уни были на уникальность законопослушными Пролог - Владимир Рубцов, или хитрости знахарок позволяли неприметно избавляться от нежеланных плодов порочной любви, лишь на протяжении нескольких последних лет незаконнорожденных деток в империи чуть хватало, чтоб в каждом из 100 20 домов гуров было сразу по пять-шесть Пролог - Владимир Рубцов воспитанников. А ведь их бывало иногда по тридцать-сорок и даже больше. Потому дом гура только по старой традиции именовался хижиной. По сути он больше напоминал казарму, разделённую на две половины Пролог - Владимир Рубцов просторным двором, в центре которого на высочайшем шесте развевалось разноцветное знамя гура. Обе половины соединялись переходами с достаточно большим двуэтажным зданием из крепкого дуба. На нижнем этаже дубового дома находилась столовая и кухня, а Пролог - Владимир Рубцов на втором — жилье самого гура. Его воспитанниками либо же послушниками были как мальчишки, так и девченки, которым судьба без разбора позволяла появляться на свет вне легитимных супружеских уз их Пролог - Владимир Рубцов родителей. Потому жилые помещения, по полностью понятной причине, делились на два крыла. Попасть в дом гура могли и законнорожденные, если волею злого рока становились вдруг круглыми сиротами.

Гуром мог стать только мужик Пролог - Владимир Рубцов, прошедший долгое особое обучение в Верховном Святилище Уно. Никто из послушников толком не представлял, как много знает и умеет их гур. Всем казалось, что его зания беспредельны, а умения настолько многообразны, что с Пролог - Владимир Рубцов таким человеком не пропадёшь даже в Зоне Запрета.

Но все люди смертны, а гуры — тоже люди. Как гур погибал, его прежних воспитанников рассылали к другим наставникам, а дом сжигали вкупе с его телом. Обряд Пролог - Владимир Рубцов сожжения исполняли императорские гвардейцы под духовным управлением трёх монахов из Верховного Святилища, которые при всем этом читали возвышенные молитвы за упокой души праведного наставника, посвятившего всю свою жизнь беспризорным детям. Сожжение Пролог - Владимир Рубцов дома гура — ритуальная жертва богу Уно в символ того, что все познания и мудрость, которые гур взял в долг на время у Бога, в конце концов, ворачиваются к Нему назад. Ровно через год Пролог - Владимир Рубцов на пепелище начинали строить новый дом, где потом поселялся юный новоиспечённый гур. Со свежайшими силами он принимался за воспитание сирот, доставляемых ему из приютов, где они содержались до семилетнего Пролог - Владимир Рубцов возраста.

Каким образом избирались сами гуры, всем оставалось непонятным. Обязать поступить на обучение могли хоть какого мужчину империи в возрасте от 18-ти до 20 5 лет. Потому юные люди, заметив монахов в чёрных облачениях, идущих в Пролог - Владимир Рубцов их сторону, всегда смолкали и стояли, потупив взгляд, пока те не проходили мимо и не удалялись на уважительное расстояние. Никому не улыбалась перспектива провести в Верховном Святилище наиблежайшие 10 лет, не покидая местность храма Пролог - Владимир Рубцов, вдалеке от родных и близких. «Стать гуром — умереть заживо», — поговаривали меж собой юнцы, головы которых вечно были забиты всякой всячиной и уж естественно не заботами о воспитании деток.

Гур Соло был Пролог - Владимир Рубцов стар и уже издавна тяжело болен. Может быть, вот поэтому к нему вот уже несколько последних лет не присылали новых учеников. Томная болезнь, как назойливая сварливая спутница, практически совершенно доконала его. Невзирая Пролог - Владимир Рубцов на неизменные боли в груди и вялость, на его испещрённом морщинами великодушном лице часто можно было узреть светлую ухмылку, от которой на несколько мгновений он становился вроде бы молодее и, казалось Пролог - Владимир Рубцов даже, что тяжкий недуг, в конце концов, отступил. В эти минутки Соло вспоминал какие-нибудь веселые действия из собственной долгой нелёгкой жизни, полной неизменной отеческой заботы об одиноких детях. И было много неплохого, чего Пролог - Владимир Рубцов хотелось бы вспомнить, пережить ещё раз и ещё… Может быть конкретно эти веселые мемуары помогали ему сопротивляться неизбежно приближающейся погибели, отвоёвывать у неё минутки, часы, деньки.

Но всему есть предел. Актуальная сила Пролог - Владимир Рубцов в его измождённом старческом теле практически иссякла. Соло ощущал приближение конца, и во сне бог Уно уже открыл ему тайну денька его кончины. В своём доме он прожил более пятидесяти лет и Пролог - Владимир Рубцов повидал за эти годы много послушников, которых учил премудростям жизни до пришествия их совершеннолетия. В империи Уни юные люди по закону становятся самостоятельными в восемнадцать лет. После чего юношей обычно забирали Пролог - Владимир Рубцов в армию, а женщин — в дома к богатым городским жителям, где им поручалось воспитывать деток либо заниматься домашним хозяйством, пока кто-либо не возьмёт их замуж. После замужества девицы становились свободными и жили Пролог - Владимир Рубцов уже собственной своей жизнью. Юноши, чтоб стать свободными, должны были отслужить в армии 10 лет. Но многие из их, привыкнув к армейской жизни, навечно оставались в императорском войске. Часто прежние воспитанники гуров Пролог - Владимир Рубцов зачислялись в императорскую гвардию и даже становились известными полководцами. Гуры по праву гордились такими высочайшими достижениями собственных бывших послушников, так как конкретно они, в своё время, дали им 1-ые уроки воинского искусства.

Были Пролог - Владимир Рубцов и такие воспитанники, которые становились священниками, избрав собственной предстоящей судьбой не силу орудия, а служение богу Уно. Но таких было сильно мало, хотя по закону послушник сам выбирал, кем он потом желает Пролог - Владимир Рубцов стать — воякой либо монахом. Юность подсознательно тянулась к доблестным подвигам и приключениям, а не к скучноватой молитвенной жизни в каком-нибудь храме на окраине империи.

Для Соло всё это сейчас Пролог - Владимир Рубцов было в прошедшем. Жизнь приближалась к концу. В эти последние часы с ним оставались всего двое воспитанников — Глебо и Фела. Глебо скоро будет семнадцать, а Фела достигнула уже пятнадцати лет. Конкретно им предстоит проводить Пролог - Владимир Рубцов собственного гура в последний путь. А позже… А вот про «потом» Соло мыслить совсем не хотелось. Он, как и все гуры, от всей души обожал всех собственных благонравных учеников, а этих Пролог - Владимир Рубцов последних в особенности. Его душа разрывалась от одной мысли, что будет с его детками после того, как он умрёт. Невзирая на долголетнее почитание законов империи Уни, Соло в первый раз в жизни, на Пролог - Владимир Рубцов самом финале её решил нарушить какой-то из них.

Закрыв глаза, старец молчком лежал в постели, непрестанно размышляя над собственной практически прошедшей жизнью. Почти все ему хотелось поменять, ох как Пролог - Владимир Рубцов почти все. Но сейчас, когда песчинки в огромных настольных часах отсчитывали его последние минутки, уже нереально было что-либо поменять, не считая 1-го. И Соло невольно задумался о том, чему он должен помешать случиться Пролог - Владимир Рубцов.

В последние годы до него доходили слухи от заезжих торговцев, которые привозили провизию и одежку, что худо становится жить в империи. Они пеняли на безмерно огромные пошлины на продукты и поборы Пролог - Владимир Рубцов стражников на дорогах. Прошло всего несколько месяцев и к дому Соло, расположенному как и все дома гуров, неподалёку от кольцевой дороги на окраине империи, стал приезжать только один единственный торговец — его Пролог - Владимир Рубцов старенькый знакомый Таро. Он с глазу на глаз вполголоса поведал Соло о том, что сегодня во дворце правителя Таллия с бывшими учениками гуров творятся странноватые вещи. Те типо безо всяких следов исчезают Пролог - Владимир Рубцов в подземных лабиринтах правительского дворца. Таро клялся, что вызнал эту недобрую новость, подслушав разговор 2-ух опьяненных дворцовых стражников. Они внезапно развязали свои языки после 2-ух кувшинов крепкого вина, которые отобрали у него Пролог - Владимир Рубцов в счёт некий придуманной их опьяненными головами подати. Таро, не способен сопротивляться произволу, который уже везде творился в империи, ожидал только, когда стражники возвратят ему пустые кувшины. Среди их опьяненной трепотни Таро Пролог - Владимир Рубцов, притворившийся, что занят только своими делами в лавке, краем уха невольно выудил клочек разговора о каких-либо жертвоприношениях, которые правитель Таллий как будто совершает в угоду издавна позабытому старому божеству в надежде получить Пролог - Владимир Рубцов от него взамен всю полноту власти не только лишь в империи, да и далековато за её пределами. Услышав рассказ Таро, Соло всем сердечком ощутил неудачу. Сначала он гнал прочь от себя жуткие мысли Пролог - Владимир Рубцов. В его сознание никак не могла уместиться вся чудовищность злодеяния правителя. Богоотступничество — самый тяжкий грех. Потом, насилу свыкшись с этими идеями, Соло решил, что всевластный бог Уно обязательно покарает отрекшегося от Пролог - Владимир Рубцов Него правителя, но время текло, а Таллий продолжал царить, как ни в чём не бывало. Казалось, что всё идёт как и раньше, но это Соло только казалось.

Подозрения о жертвоприношениях и поклонении правителя Пролог - Владимир Рубцов тёмным силам скоро обрели под собой реальную почву. Соло в течение года не получил никаких известий от 2-ух собственных последних выпускников, поступивших, в чём он не колебался, на службу в императорскую армию Пролог - Владимир Рубцов. Будь они бойцами, они бы уже издавна отыскали возможность и время сказать ему о собственных успехах. Но письма так и не пришли, что только подтвердило тревожные подозрения Соло. А Пролог - Владимир Рубцов месяц вспять он получил от Таро медальон 1-го из их, с которым тот не расставался с самого рождения. Торговец произнес, что выменял его на кувшин вина у захмелевшего дворцового стражника. Соло в тот же Пролог - Владимир Рубцов денек внимательно исследовал медальон в ярчайших лучах полуденного солнца. Поначалу он не увидел ничего необычного, но при предстоящем внимательном рассмотрении он нашел, что одна из резных бороздок серебряного медальона несколько темнее Пролог - Владимир Рубцов других. Взяв иглу, Соло сделал усмотрительный соскоб и получил крохотное количество какого-то тёмного вещества. С очень бьющимся от волнения сердечком, он удалился в свою лабораторию, где всекрете от Глебо и Фелы Пролог - Владимир Рубцов провёл хитроумный хим опыт. Результаты сразили его наповал: на медальоне была запекшаяся кровь. Отныне ужасная правда горьковатым потоком затопила его душу. Весь остаток денька Соло был неутешен и даже не спустился ни к Пролог - Владимир Рубцов обеду, ни к ужину, сказавшись нездоровым. На последующее утро он, в конце концов, взял себя в руки, но так ничего и не открыл тогда двум последним в его жизни ученикам.

И Пролог - Владимир Рубцов вот сейчас, практически за полчаса до собственной кончины, он подозвал к для себя Глебо и Фелу тихим, но полным решимости голосом. Решение это далось ему нелегко, но он был готов на всё Пролог - Владимир Рубцов, даже на грех в очах закона, чтоб спасти ни в чём не повинных и ни о чём не подозревающих деток. Стройный парень и девченка, которая вот-вот перевоплотится в красивую даму, в Пролог - Владимир Рубцов последние деньки не оставляли собственного наставника 1-го. Они по очереди дежурили у его постели, помогая принимать небогатую еду и справлять нужду, так как вот уже неделю Соло совершенно не вставал, а только Пролог - Владимир Рубцов с трудом поворачивался с боку на бок, когда ему массировали затёкшие спину и ягодицы. Глебо и Фела отлично всё понимали. Им было очень обидно оттого, что скоро они навечно расстанутся со Пролог - Владимир Рубцов своим старенькым хорошим гуром и уже никогда его больше не увидят. На виду у гура они всегда вели себя сдержанно и достойно, как и подобает благонравным послушникам. Но когда они поочерёдно оставались Пролог - Владимир Рубцов наедине с собой, то их глаза сразу заполнялись слезами, которые неутешными ручейками стекали по их щекам и, задержавшись на подбородке, падали вниз большими солёными каплями. Даже Глебо не смущался собственных слёз. Им было Пролог - Владимир Рубцов от чего рыдать: будущая невосполнимая утрата наточенными когтями чёрной птицы скорби терзала их юные пылкие сердца.

Времени оставалось совершенно не достаточно. Собрав оставшиеся у него силы, Соло знаком поманил обоих ребят подойти к Пролог - Владимир Рубцов нему ближе и медлительно начал гласить тихим, то и дело прерывающимся голосом, схожим на звучный шёпот:


На Пролог - Владимир Рубцов минутку глас Соло прервался и в воздухе повисло тягостное молчание. Гур закрыл глаза, но, передохнув незначительно, опять открыл их и, повсевременно облизывая пересохшие губки, продолжил свою загадочною прощальную речь:



В конце концов Соло замолк и как будто уснул. Равномерно дыхание его стало Пролог - Владимир Рубцов поверхностным и очень тихим. На какое-то время его доброе, измученное заботами и страданиями лицо просветлело, обретя какую-то неземную торжественность в этот горестный час. Незначительно спустя дыхание его стало совсем неуловимым, а блаженное сияние Пролог - Владимир Рубцов стало блекнуть и скоро пропало совершенно. В этот миг душа Соло наконец освободилась от собственного дряблого тела и, пылая святостью, устремилась к собственному Богу. Перед рыдающими навзрыд детками с этого момента лежало Пролог - Владимир Рубцов только остывающее бренное тело.


2


Достав почтовых голубей из резных клеток, Глебо и Фела прикрепили к их лапкам по горестной записке и, помедлив мгновение, выпустили в небо птиц, стосковавшихся по Пролог - Владимир Рубцов свободному полёту. Взглянув друг на друга, парень и девченка, не сговариваясь, взялись за руки и молчком покинули комнату гура. Тут им больше нечего было делать. По пути Глебо снял со стенки маленький изогнутый Пролог - Владимир Рубцов клинок, изготовленный из какого-то неведомого ему тёмного металла. Ещё неделю вспять Соло завещал ему своё личное орудие. Сейчас завещание вступило в силу. Клинок был несколько легче железного, но намного прочнее и поразительно острый Пролог - Владимир Рубцов. Его несравнимая острота поражала Глебо с тех пор, как он в первый раз появился в доме Соло. Не раз он лицезрел, как гур просто рассекал своим клинком платки из воздушной ткани Пролог - Владимир Рубцов либо пряди волос, подброшенные в воздух. Сейчас этот клинок принадлежал Глебо. Без позволения гура он ни за что бы не посмел даже прикоснуться к оружию. Гордый своим новым приобретением Глебо посмотрел на Фелу Пролог - Владимир Рубцов, всё ещё держа её за руку. Она стояла задумчивая и отрешённая и смотрела куда-то в неизвестную даль их общей и необыкновенной судьбы. Поразмыслить только: Оа Зиис — это не просто миф Пролог - Владимир Рубцов либо легенда! Это божественная действительность, зовущая голосом умирающего гура соприкоснуться с ней. Они должны, ведь завещание гура имеет легитимную силу, а может даже избранны самим Уно, отправиться на поиски магического посоха, о котором Пролог - Владимир Рубцов до сего времени слышали только всем известную легенду и принимали как прекрасную сказку для детей. Всю их маленькую сознательную жизнь Соло говорил им о повиновении императору, священникам и незыблемым справедливым законам империи Пролог - Владимир Рубцов. За всё время, что они провели в доме Соло, он ни с кем из учеников никогда не заговаривал о Зоне Запрета, разве что о Лестнице Отверженных, куда силой доставляли преступников Пролог - Владимир Рубцов, совершивших беспощадные злодеяния. Все в доме гура знали, какое наказание ждёт всех тяжко провинившихся в очах закона. Под охраной гвардейцев их доставляли к злосчастной лестнице, ведущей в неизвестное. Под опасностью копий Пролог - Владимир Рубцов и стрел правонарушители, осуждённые на погибель, обязаны были спускаться по ступеням к узенькому входу в горное ущелье. С этого ущелья фактически и начиналась Зона Запрета. Бойцы внимательно наблюдали за тем, чтоб все заслужившие высшую Пролог - Владимир Рубцов кару, спустившись по лестнице, вошли в ущелье. На этом видимая часть свершения приговора оканчивалась. Никто из осуждённых не ворачивался вспять из Зоны Запрета. Это была величавая и ужасная потаенна.

С этого Пролог - Владимир Рубцов момента завет гура связывает их священными узами долга. Неисполнение такового завета значит проклятие, исходящее от самого Уно. Глебо и Фела не могли даже пошевелить мозгами о том, чтоб не исполнить последнюю волю Соло Пролог - Владимир Рубцов. Но им стало по-настоящему жутко. Всё ещё ошарашенные, сбитые с толку противоречивыми эмоциями, они стали рассеянно собираться в длинный путь. Фела заботилась то на кухне, то в кладовой, где находила нехитрые съестные Пролог - Владимир Рубцов запасы и укладывала их в дорожную суму, где уже отыскали для себя пристанище пара приличных кусков солонины, вяленая рыба, три каравая хлеба, незначительно овощей и большая фляга воды. Не забыла Фела Пролог - Владимир Рубцов и о сладостях: кувшинчик с густым благоуханным мёдом был уже в её руках, готовый присоединиться к другим продуктам на деньке сумы. Фела знала также, что мёд помогает при простуде и других болезнях, которые Пролог - Владимир Рубцов, не дай боже, могут приключиться на их небезопасном пути. Глебо укладывал во емкий заплечный мешок с лямками верблюжьи одеяла, тёплую одежку и обувь. Хотя на дворе лето ещё в самом разгаре, никто Пролог - Владимир Рубцов не знает, сколько времени они проведут в пути, также что и когда им предстоит перетерпеть на нём. Поверх всего он уложил два лёгких дождевых плаща, куда завернул запасные огниво и трут. Через Пролог - Владимир Рубцов полчаса нехитрые сборы были окончены.

Перед тем, как навечно покинуть дом гура, где они прожили много лет, Глебо и Фела поднялись в комнату Соло, чтоб в последний раз попрощаться с Пролог - Владимир Рубцов ним. Тело Соло лежало с ещё не прикрытым лицом. Они длительно стояли около него, вспоминая всё то не плохое, что они лицезрели, живя с гуром. Ничего отвратительного вспомнить они не могли Пролог - Владимир Рубцов, так как ни один гур не может причинить зла своим ученикам. Они от всей души обожали Соло и сейчас на их глаза невольно навернулись слёзы и побежали по щекам солёными ручейками. В конце концов Глебо Пролог - Владимир Рубцов глубоко вздохнул, взял тяжёлое покрывало и накрыл им с головой тело Соло. После чего они с Фелой они отвернулись и неуверенно зашагали прочь. Спотыкаясь, они спустились по лестнице на нижний этаж Пролог - Владимир Рубцов, взяли каждый свою ношу и нехотя вышли из дома.

Денек уже клонился к закату, но это было даже к наилучшему, так как днём стояла мощная жара и не было ни мельчайшего Пролог - Владимир Рубцов дуновения ветерка. Летом путешествовать пешком можно было только ранешным с утра, вечерком либо же ночкой. Отойдя на как 10-ов метров от собственного недавнешнего пристанища, Глебо и Фела тормознули и в последний раз обернулись. Они Пролог - Владимир Рубцов длительно стояли молчком и смотрели на дом Соло, где прожили счастливо огромную часть собственной жизни. Каждый старался запечатлеть в собственной памяти мелкие подробности ставшего за долгие и длительные годы родным места Пролог - Владимир Рубцов. Через три денька тут не остается ничего, не считая чёрного уродливого пепелища. «Прощай, Соло! Прощай наш отец и друг! Прощай наш дом и да будет исполнена последняя воля гура!» — праздничным Пролог - Владимир Рубцов хором произнесли повзрослевшие за последнюю неделю на пару лет воспитанники. Со слезами на очах и смятением в сердцах они, в конце концов, отвернулись и зашагали прочь по пыльной кольцевой дороге империи. Больше они Пролог - Владимир Рубцов никогда не возвратятся сюда.


3


С самого утра главному советнику правителя Тархану не везло. Едва он встал с постели, как угодил правой ногой в собственный свой ночной горшок. Благо дело горшок был пуст и его Пролог - Владимир Рубцов спальничий получил всего только 20 плетей. А мог бы лишиться головы, понимаете ли. «Слуга сам повинет, пусть исполняет свои обязанности лучше», — помыслил про себя Тархан , более чем уверенный в своей правоте. На самом Пролог - Владимир Рубцов же деле ночкой Тархану приснился сон, что он отыскивает горшок с золотом: неизвестный глас приманивал его в подземелье, где в скрытом месте он, в конце концов, нашёл священный горшок Пролог - Владимир Рубцов, извлёк его из тайника и… Его ожидало разочарование, так как горшок, как досадно бы это не звучало, оказался совсем пуст. Выбросив в сердцах безделицу куда попало, Тархан устремился в другую часть собственного сна. Почти все Пролог - Владимир Рубцов бы дали его завистники, чтоб поглядеть, как в ночь полнолуния главный императорский советник встаёт со собственной постели с остекленелыми очами, становится на четвереньки и шарит рукою под кроватью в поисках горшка Пролог - Владимир Рубцов… Но никто не вызнал обо этом и наверняка к наилучшему.

2-ое и поболее чувствительное несчастье вышло с Тарханом за завтраком. Будучи, на его взор, совершенно ещё не старенькым ( шестьдесят с маленьким Пролог - Владимир Рубцов — совсем не возраст для мужчины его положения), он, приступив к десерту, решил лихо раскусить большой лесной орешек и… Заместо орешка сломался зуб Тархана, после этого над советником длительно заботился придворный зубодёр с трясущимися Пролог - Владимир Рубцов от испуга руками и ногами. Чтобы успокоить и умилостивить разъяренного вельможу в ход пошли опиумная настойка, втирание порошка чудодейственной травки коку, также масса всяческих любезностей и извинений, расточаемых зубодёром и Пролог - Владимир Рубцов другими слугами. В итоге всего в полдень Тархан, подпёртый со всех боков пуховыми подушками и пуфиками, уже лежал на собственной широкой резной кровати из чёрного дерева. Миловидный стройный парень безпрерывно овевал его плавными Пролог - Владимир Рубцов струями воздуха, искусно орудуя опахалом из павлиньих перьев. Он совершенно не так давно поступил на службу в императорский дворец от 1-го из гуров, так как понравился Тархану, в первый раз узревшего Пролог - Владимир Рубцов его посреди гвардейских новобранцев. «Да уж, пусть машет лучше, а не то он не задержится навечно во дворце, ну и вообщем в этой жизни», — сварливо брюзжал про себя советник.

Во рту Тархана Пролог - Владимир Рубцов глупо ныла рана, где ещё днем был очень солидный зуб. Тупым было и выражение лица правой руки правителя, когда он, безразличный к чужим неудачам, молчком выслушал не так давно прибывшее весть о погибели Пролог - Владимир Рубцов гура Соло. Главный придворный писарь уже в 3-ий раз зачитывал ему содержимое записки, доставленной почтовым голубем, когда Тархан, в конце концов, поднял правую руку, что означало «Довольно». После чего писарь счёл Пролог - Владимир Рубцов за наилучшее немедля удалиться, неоднократно кланяясь и рассыпаясь в льстивых любезностях и пожеланиях скорого излечения. «Болван!» — раздражённо помыслил Тархан. — «А вобщем, весть вправду принципиальное. Погиб гур, ну и бог с ним, через Пролог - Владимир Рубцов год из Верховного Святилища пришлют другого. А вот оставшиеся воспитанники вправду важны. Правитель обрадуется, когда выяснит, что в ближний праздничек сумеет принести дополнительную жертву собственному властелину. А это означает, что к тому, кто доставит Пролог - Владимир Рубцов ему этих жертвенных агнцев, правитель будет более милостив, чем к остальным». Умиротворённый своими ужасными идеями Тархан задремал с удовлетворенной ухмылкой на его мясистом красноватом лице. «Наконец-то за всё это распроклятое утро Пролог - Владимир Рубцов я получил хотя бы одно удовлетворенное известие», — успел пошевелить мозгами он, проваливаясь в сон.

Не считая самого правителя никто не смел беспокоить отдых головного советника, тем паче на данный момент после перенесенных Пролог - Владимир Рубцов им треволнений. Развалившись на подушках, Тархан шумно храпел, и казалось, что с каждым своим вдохом он втягивает в себя жизнь, а с каждым выдохом оскверняет окружающий воздух нечистотами собственных злостных помыслов.


4


Взгляд Пролог - Владимир Рубцов правителя Таллия был устремлён в сторону моря. Он стоял один на облицованном белоснежным мрамором каменном балконе, одетый во всё чёрное и погружённый в глубочайшее праздничное раздумье. Его воображение было вполне Пролог - Владимир Рубцов занято захватывающим зрелищем — тыщи боевых кораблей с его непобедимой армией на борту бороздят отдалёкие морские просторы. Раздутые ветром бессчетные паруса несут его армаду навстречу бессмертным подвигам и нескончаемой славе (очевидно, его славе, так как Пролог - Владимир Рубцов он единственный достоин её). Как наяву, он лицезреет себя во главе собственного плавучего войска, гордо возвышающимся на носу флагманского корабля, окованного металлом и ощетинившегося таранами и катапультами. Только он знает, куда плыть Пролог - Владимир Рубцов. Только он способен избрать верный путь. Только ему подчинены 10-ки, а может сотки тыщ смелых, беззаветно преданных воинов. Он сможет привести их к победе. Над кем? Какая разница, над всеми, кто только повстречается Пролог - Владимир Рубцов на его пути. Все должны преклонить колени перед Таллием из династии Таллов, никто не должен испытывать его терпения и колебаться в его могуществе, ни один ничтожный люд не имеет права усомниться в Пролог - Владимир Рубцов его высоком назначении на этой земле — владычествовать везде. Кое-где на горизонте вот-вот станут видны неизвестные ранее земли, на которые в первый раз за всю историю империи он ступит Пролог - Владимир Рубцов ногой завоевателя, огнём и клинком расширит пределы собственных владений, чтоб владычествовать, упиваться властью, быть владыкой не только лишь этого ничтожного клока земли, который местные святоши и лизоблюды именуют империей, а всего Пролог - Владимир Рубцов мира, всей земли от края до края…

Он Таллий из династии Таллов сделает это, так как знает величавую тайну, неведомую даже святым старцам из Верховного Святилища. Все эти безмозглые святоши до погибели Пролог - Владимир Рубцов надоели Таллию своими никчёмными, глуповатыми советами. Правитель должен то, правитель должен это, Уно не позволит, Уно не понравится, Уно разгневается и т.д.. Тошно и противно слушать этих дуралеев, которые только и знают Пролог - Владимир Рубцов, что от зари до зари гнуть выю перед своим Уно. Кто этот Уно? Кто его лицезрел? Где ты, Уно? Откликнись хоть раз, покажись, если ты мужик! А если нет, то не Пролог - Владимир Рубцов смей скрываться за своим божественным происхождением. Ты никто, Уно. Тебя нет. Богов вообщем не существует, ни нехороших, ни добротных. Это выдумка хитроумных говнюков-священников, воняющих своим ладаном и протирающих коленями дыры на собственных рясах Пролог - Владимир Рубцов в неустанных дурных молитвах. Ох как напрасно он, охваченный обманчивой тьмой смехотворных суеверий, приносил в жертву, забавно сказать, какому-то могущественному тёмному богу воспитанников гуров. Такового обидного промаха он — будущий Пролог - Владимир Рубцов владык мира — никогда больше не допустит. Сколько крепких юных людей он сгубил, идя на поводу у лжепророков. Он помнил все их лица, это были его новобранцы-гвардейцы и очаровательные молодые девы, ещё не знавшие Пролог - Владимир Рубцов мужчину. Они были преданы ему, смотрели на него как на бога… А может они были правы, и он вправду бог? Хотя нет, богов не бывает ни на земле, ни где-либо ещё. Какая Пролог - Владимир Рубцов непростительная тупость… А всё этот Тархан, будь он проклят, со своими советами… Ничего, скоро всё переменится, тогда и ему Таллию больше не пригодятся бесталантные советники, только и понимающие, что даром пожирать еду Пролог - Владимир Рубцов с его царственного стола, да распускать друг о друге скверные сплетни. Скоро, очень скоро он со всем этим покончит раз и навечно.

Один он Таллий знает величавую тайну, которая даже Пролог - Владимир Рубцов не снилась всем этим дуракам. Только ему за всю историю этой ничтожной империи дано было прозреть, что Богов нет! Нет Богов! Бог на земле тот, кто захотит им стать, кто способен сотворить из себя Пролог - Владимир Рубцов Бога, кому от рождения по силам править миром. Он всем сердечком чувствовал своё назначение — править всем миром, править безраздельно, самолично и упоённо.

Воспаривший в светлые высоты собственных величавых планов Пролог - Владимир Рубцов, Таллий стоял бездвижно, как будто скульптура, скрестив на груди свои могучие руки. Его большой рост, крепкое сложение, грозные черты лица и суровый взор с головой выдавали в нём прирождённого ожесточенного воителя. Узкая скорлупа Пролог - Владимир Рубцов законов и традиций империи не имели более над ним власти. В хоть какой денек и даже час Таллий был способен разорвать хрупкие узы кроткого благоразумия и неукротимым, лязгающим доспехами гибельным потоком разлиться далековато за Пролог - Владимир Рубцов границы империи, сметая на своём пути всё, способное оказать сопротивление его могучей воле властелина-завоевателя. Каждой клеткой собственного сильного тела он чувствовал своё величавое назначение и не было на свете никого способного Пролог - Владимир Рубцов уверить его в оборотном.

Погружённый в заманчивые грёзы, Таллий не сходу понял, что доложил ему дворецкий, тихо вошедший в уединённые покои правителя и смиренно склонивший голову в ожидании его указаний. Всё Пролог - Владимир Рубцов дело заключалось в том, что на аудиенцию к императору явился первосвященник Веро. Он презирал Веро, как вобщем, и всех других священников. На его взор, они все своими постными молитвенными бреднями распространяли Пролог - Владимир Рубцов в его народе страшную заразу мягкотелости, делая из парней ранимых зайчиков заместо воинов, а из дам — домашних наседок заместо боевых подруг. По закону Таллий не мог отказать первосвященнику в аудиенции, потому он состроил неприятную Пролог - Владимир Рубцов гримасу и ледяным голосом отрывисто отдал приказ застывшему перед ним в поклоне дворецкому: «Зови». Тот, привыкший к лаконичным фразам собственного государя, здесь же удалился за почетным гостем.

Через минутку к императору Пролог - Владимир Рубцов вошёл Веро. Старец был в парадной жёлтой мантии, поблёскивающей в мерклом свете свеч, что совместно с положенным по этикету приветствием означало ни что другое, как официальную и очень важную встречу. На Пролог - Владимир Рубцов приветствие первосвященника Таллий ответил пристальным тяжёлым взором, а потом, не соблюдая этикета, глухо промолвил: «Говори».

Веро, обескураженный таким неприветливым поведением правителя, не сходу нашёлся что сказать. Несколько секунд он приходил в себя, собираясь Пролог - Владимир Рубцов с идеями, потом начал:



prokuratura-obyazala-administraciyu-pos-obidimo-organizovat-otdih-na-mestnom-plyazhe-internet-resurs-newstularu-06082012.html
prokuratura-provodit-goryachuyu-liniyu-po-faktam-nezakonnogo-privlecheniya-rabotodatelyami-inostrannih-rabotnikov-k-trudovoj-deyatelnosti.html
prokuratura-rossijskoj-federacii.html